НД
Новы
дзень
Жлобинская
районная газета

Массовые скрининги состояния здоровья людей, которые оказались на загрязненных территориях, начались в первые же годы после аварии на Чернобыльской АЭС. Функция по оказанию помощи в регионе была возложена на существующие больницы и областной специализированный диспансер. Но их технические возможности позволяли проводить лишь диагностику заболеваний на догоспитальном этапе и консультирование пациентов. Тогда было решено создать абсолютно новое медучреждение, специалисты которого не только бы лечили, но еще исследовали и изучали. Сегодня вклад Республиканского научно-практического центра радиационной медицины и экологии человека в здоровье белорусов сложно переоценить.

Центру быть

Уникальный — то слово, которое как нельзя лучше характеризует историю появления Республиканского научно-практического центра радиационной медицины и экологии человека и развиваемые здесь направления. Хотя бы потому, что раньше мир не сталкивался с такой масштабной бедой и четкого алгоритма действий не существовало. А надо было не только заниматься вопросами оказания помощи пострадавшим от катастрофы на ЧАЭС, но и обеспечить организационно-методическую поддержку и научное сопровождение. Место для размещения центра выбрано не случайно, рассказывает заместитель директора по поликлинической работе Анжелика Жарикова:

— От катастрофы пострадало около 5 миллионов человек, из них 2,2 миллиона — на территории Беларуси, большая часть в Гомельской области — 1,350 миллиона. Логично, чтобы такое учреждение было здесь, максимально близко к наибольшему числу пострадавших.

Решение о строительстве центра приняли еще при СССР. После его развала обязательства взяла на себя Беларусь, но из-за нехватки средств строительство на какое-то время приостанавливалось. В 1997 году стройку посетил Президент. Тогда было решено — центру быть. В декабре 2002-го состоялось торжественное открытие консультативной поликлиники на 500 посещений в смену, а через год в центре заработал и стационар на 360 коек.

Лечением и исследованиями занимались лучшие кадры. Сейчас в РНПЦ радиационной медицины и экологии человека работают три доктора медицинских наук и 36 кандидатов. Постепенно методичная и масштабная деятельность подсказывала новые направления и сферы, на которых нужно сосредоточить усилия, появлялось все более совершенное оборудование, были сделаны научные открытия.

— Наши ученые — практикующие врачи. Ежегодно мы внедряем 200—300 новых методик исследования и лечения, чтобы постоянно поднимать уровень качества оказываемой помощи.

Специалисты центра не только консультируют коллег из других медучреждений региона, здесь работают выездные бригады, которые проводят обследование людей на местах.

— Бригады выезжают непосредственно в пострадавшие районы. Сейчас наши специалисты работают в Чечерском районе. Врачи могут быть разные, но в обязательном порядке есть эндокринолог и врач ультразвуковой диагностики. По необходимости добавляем специалистов наиболее актуальных для района направлений: неврологов, офтальмологов, оториноларингологов. Ежегодно бригады обследуют в пострадавших районах 11—12 тысяч человек.

Новые направления

Чтобы узнать, как прогрессировало почти за двадцатилетнюю историю это медучреждение, отправляемся вместе с Анжеликой Жариковой на экскурсию.

— С 2012 года мы начали делать трансплантацию почки для жителей Гомельской области. Сейчас таких операций проводится от 40 до 50 в год, что позволило сократить для людей сроки ожидания. Причем проводим не только сами вмешательства, но и комплексное обследование и динамическое наблюдение пациентов. Огромное внимание уделяется офтальмологическим исследованиям и микрохирургии глаза. Широкое развитие у нас получило такое направление, как эндокринная хирургия. Начинали с операций на щитовидной железе, сегодня спектр включает патологии паращитовидной железы, надпочечников.

В РПНЦ выполняется около семи тысяч оперативных вмешательств в год, более тысячи из них — высокотехнологичные. Органосохраняющие методики позволяют делать все максимально точно, без лишних повреждений, что помогает пациенту быстро вернуться к обычной жизни.

Уникальным можно смело назвать также отделение иммунопатологии и аллергологии, на базе которого работает Республиканский центр первичных иммунодефицитов у взрослых. Да и гематологическую службу: после реконструкции блока интенсивной химиотерапии введены в эксплуатацию асептические палаты, что позволило расширить спектр оказания специализированной медпомощи, в том числе организовать проведение высокодозной химиотерапии. Кабинет наследственных тромбофилий дает возможность выявлять мутации генов, которые повышают риск тромбозов и цереброваскулярной патологии в молодом возрасте и невынашивания беременности.

Мы находимся в эндоскопическом отделении, и Анжелика Валерьевна рассказывает:

— В Центре превентивной гастроэнтерологии проводим раннюю диагностику и лечение пациентов с предопухолевой патологией ЖКТ. Причем здесь, как и по многим другим нашим направлениям, мы используем мультидисциплинарный подход: от консультаций врача, лабораторных исследований до уникальных методик обследования. К примеру, эндосонография — комбинированное исследование, при котором ультразвуковой датчик с помощью эндоскопа вводится в полость пищевода, желудка или кишечника, дает возможность получить максимально четкие изображения, посмотреть послойно каждый из органов изнутри.

Сосредоточение в одном учреждении возможностей целого комплекса исследований постоянно открывает новые перспективы. Взять, к примеру, конфокальную лазерную микроскопию. С одной стороны, она используется в Центре превентивной гастроэнтерологии для так называемой прижизненной биопсии слизистой оболочки, с другой — хирурги РНПЦ предложили и внедрили эту методику еще в одном научном проекте: она применяется при хирургических вмешательствах на паращитовидных железах, что позволяет максимально сохранить ткани.

Задачи сложные, но решаемые

В высоком уровне имеющейся медтехники убеждаюсь, зайдя в кабинет МРТ. С заведующим рентгеновским отделением Андреем Филюстиным беседуем у компьютеров, где в «прямом эфире» отражается проводимое в соседнем помещении исследование пояснично-крестцового отдела позвоночника.

У нас есть два высокопольных магнитно-резонансных томографа, 64-срезовый компьютерный томограф, что позволяет вести диагностику по самым разным направлениям. Используем оборудование и в изучении определенных форм гематологической патологии.

В центре сильная лабораторная база. Заведующая лабораторией клеточных технологий Наталья Шевченко, рассказывая о ее работе, затрагивает еще один немаловажный аспект — международное сотрудничество:

— Мы совместно с Белорусским союзом женщин и Ротари-клубом из Италии реализуем международный проект по ­диагностике предраковых заболеваний шейки матки. В нем участвуют женщины в возрасте от 18 до 55 лет из четырех пострадавших районов Гомельской области. Сейчас как раз аппарат производит окраску мазков по Папаниколау. Это стандартизирует процесс подготовки и исключает ложноположительные ошибки у врачей, которые потом занимаются микроскопией и оценкой результатов исследований.

Уже в конце экскурсии Анжелика Жарикова говорит еще об одном огромном пласте работы — ведении государственного регистра лиц, пострадавших от катастрофы на ЧАЭС, и дозиметрического регистра. По сути — это огромные базы данных, которые включают в себя сведения о состоянии здоровья сотен тысяч людей. И уже можно сделать некоторые выводы:

— Имеющиеся сведения позволяют констатировать: общая заболеваемость пострадавшего населения ничем не отличается по показателям от состояния здоровья населения на чистых территориях. А первичная заболеваемость даже несколько ниже. Это говорит о том, что такой постоянный мониторинг, диспансеризация дают положительный результат, позволяют выявлять проблемы на ранних стадиях и проводить профилактику серьезных осложнений.

Чернобыль поставил перед нами сложнейшие задачи, но мы их решаем.

sb.by