НД
Новы
дзень
Жлобинская
районная газета

О профессии адвоката мы знаем в основном из кино: общение с клиентами, сбор доказательств, выстраивание чёткой защиты, красноречие в суде… Но насколько кино соответствует реальности? Так ли легко вести адвокатскую деятельность, пропускать через себя проблемы других, уметь трактовать и применять законы, жить в ладах со своей совестью? Об издержках профессии и любимом деле говорим с адвокатом, членом Гомельской областной коллегии адвокатов и Белорусского республиканского союза юристов Мариной Богданович.

– Марина Васильевна, адвокатскую деятельность Вы ведёте уже пятнадцать лет. С чего всё начиналось? Может, мечта помогать людям с правовой точки зрения жила в Вас с детства?

– Всегда мечтала стать прокурором. Наверное, это странный выбор для девочки, в семье которой нет ни одного юриста. Кто-то мечтал стать врачом, кто-то – дизайнером, учителем, артистом, а я… прокурором. Я и сегодня нахожусь в своей профессии и не представляю себя на другой стезе. После окончания Белорусской государственной сельскохозяйственной академии проходила практику в прокуратуре Жлобина. В своё время мне посчастливилось учиться у заместителя прокурора Валентины Михайловны Никитиной, которая сейчас на заслуженном отдыхе. Именно она заложила во мне фундамент, позволивший стать профессионалом: научила не просто читать законы, но и уметь их применять на практике, правильно трактовать, научила скрупулёзности и умению «докапываться» до сути любого дела… В нашей работе это основополагающие принципы. После практики пришла работать дознавателем по экономическим преступлениям и скрытым ДТП в районный отдел внутренних дел, окончила Могилёвскую школу милиции. А через шесть лет решила сменить профессию.

– Дознаватель и адвокат – абсолютно разные профессии, но ведь по сути сфера одна…

– Действующая в Беларуси правовая система предполагает единство правового пространства, в котором каждый юрист (а это работники органов юстиции, прокуратуры, представители судебной системы, адвокаты, нотариусы, следователи, сотрудники милиции, судебные исполнители, юристы государственных органов власти и коммерческих организаций, студенты юридических факультетов) занимается исключительно своим профильным направлением в рамках правового поля, и эта сплочённая деятельность направлена на благо общества и государства. Единство белорусских юристов сегодня крайне необходимо, в том числе и с целью консолидации нашего общества. Без квалифицированной юридической помощи не обойтись, потому что нет ни одной сферы, в которой бы не присутствовала правовая составляющая. Да, все мы единый правовой механизм, действующий согласно букве закона.

– Вы ведёте активную адвокатскую деятельность и о Вас знают не только в нашем районе. Помогаете ли людям из других регионов? И что нужно сделать для того, чтобы клиент сказал «хочу работать с Мариной Богданович»?

– Конечно, я оказываю помощь людям по всей Беларуси, провожу в пути порой по семь-девять часов, чтобы встретиться с клиентом, представлять его интересы на предварительном следствии или принять участие в заседании суда. И если человек обратился именно ко мне, значит, он возлагает на меня надежды. Но я никогда не обнадёживаю людей, если вижу, что их дело, скажем так, проигрышное, не бью себя кулаком в грудь и не утверждаю, что всё получится. Моё правило – не лгать людям ради выгоды, и я жду от них того же. А вообще, сарафанное радио, на мой взгляд, лучшая реклама. Особенно импонирует, когда за помощью ко мне обращаются оппоненты моих бывших клиентов. Они видели меня в деле и сделали вывод, что я грамотный специалист. Кроме того, я ещё и медиатор, цель которого – альтернативное разрешение споров. Это тоже играет большую роль – люди могут договориться между собой на любой стадии: как до похода в суд, так и во время рассмотрения дела в суде, а я им в этом помогаю.

– Знаю, что Вы ещё и обучаете медиации детей…

– Да, скоро у нас будет первый выпуск ребят, учащихся средней школы № 2, которые получат сертификаты о завершении теоретического курса школьной медиации. Я и моя коллега Елена Погребецкая занимаемся с учащимися. Сначала наши встречи были «живыми», теперь в связи со сложной эпидемиологической обстановкой занятия проходят дистанционно. На мой взгляд, в учреждениях образования такие дети нужны – чтобы разрешить споры между сверстниками, учеником-учителем. Ребёнок-медиатор более доходчиво объяснит, к примеру, однокласснику, как решить тот или иной вопрос и не довести дело до конфликта.

– Профессия часто накладывает отпечаток на повседневную жизнь человека. Замечаете ли за собой или своими коллегами особенности мышления, речи, характера, «выдающие» юриста, адвоката?

– Несомненно. Вижу по себе: ко всему отношусь ответственно и всегда довожу начатое до конца, люблю раскладывать всё по полочкам, шаг за шагом, привыкла выстраивать отношения с людьми с позиции защиты, всегда объясняю детям, какие последствия могут быть от проступков. Вообще, с детьми я очень демократичный человек, в пределах разумного, конечно, учу их ответственности, хорошенько обдумывать каждый свой шаг и стараюсь всё свободное время посвящать сыновьям.

Старший сын Никита – первокурсник лицея МЧС, младший Марк – ученик средней школы № 5.

– Каким, на Ваш взгляд, должен быть адвокат – безэмоциональным профессионалом и оценивать работу как бизнес или оставаться защитником и на первый план ставить помощь клиентам?

– Помощь. Существует такой стереотип, опять же из фильмов, где всё приукрашено, что адвокат не спит и не ест, изо всех сил старается выиграть дело, чтобы поднять свой рейтинг, быть известным, успешным, богатым. Возможно, для кого-то это и так, но не для меня. Если я берусь помочь, не важно, по семейному, гражданскому, административному, уголовному праву, то делаю всё возможное и невозможное. Иначе зачем работать и зваться адвокатом? Зачастую адвокат становится единственным человеком, которому клиент может доверять и кто искренне и до конца помогает ему, соблюдая конфиденциальность.

– А как насчёт эмоций? Берётесь за дело как хирург – спокойный, собранный, отвлечённый от посторонних мыслей?

– Если честно, я всегда очень переживаю за каждого клиента. Некоторые часто недоумевают по этому поводу, но, наверное, чтобы понять проблему, нужно пропустить её через себя как через человека и как через правозащитника.

Татьяна СКОБЕЛЕВА.

Фото Натальи БОНДАРЕНКО.

Материал опубликован в газете "Новы дзень" №93 от 03.12.21

Полная перепечатка текста и фото запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки

Читайте ndsmi.by в социальных сетях: "ВКонтакте" , "Одноклассники", "Фейсбук"instagramtwitterTelegram